(голосов: 1)
(Входят Гамлет и актеры)
Гамлет. Пожалуйста, произнеси эту речь, как я показал тебе: легко и развязно. Если ты будешь кричать, как многие из наших актеров, так это будет мне так же приятно, как если бы стихи мои распевал разносчик. Не пили слишком усердно воздуха руками - так, будь умереннее. Среди потопа, бури и, так сказать, водоворота твоей страсти должен ты сохранить умеренность, которая смягчит их резкость. О, мне всегда ужасно досадно, если какой-нибудь дюжий, длинноволосый малодец разрывает страсть в клочки... Такого актера я в состоянии бы высечь за его крик и натяжку. Пожалуйства, избегай этого.
1-й актер. Ваше высочество, можете на нас положиться.
 Гамлет. Не будь, однако же, и слишком вял. Твоим учи-телем пусть будет собственное суждение. Мимика и слова должны соответствовать друг другу; особенно обращай внимание на то, чтобы не переступать за границу естественного. Все, что изысканно, противоречит намерению театра, цель которого была, есть и будет-отражать в себе природу: добро, зло, время и люди должны видеть себя в нем, как в зеркале. Если представить их слишком сильно или слишком слабо, конечно, профана заставишь иногда сме-яться, но знатоку будет досадно; а для вас суждение знатока должно перевешивать мнение всех остальных. Я видел актеров, которых превозносили до небес, - и что же? В -словах и походке они не походили на людей; выступали и орали так, что я подумал: должно быть какой-нибудь поденщик природы наделал людей, да неудачно - так ужасно подражали они человечеству.
1-й актер. У нас это редко встретится, надеюсь.
Гамлет. Уничтожьте вовсе. Да и шуты пусть не говорят, чего не написано в роли: чтобы заставить смеяться толпу глупцов, они хохочут иногда сами в то время, когда зрителям должно обдумать важный момент пьесы: это стыдно и доказывает жалкое честолюбие шута. Идите, приготовьтесь!
(Актеры уходят.)
 

Творческим субъектом является актер. Непосредственно воздействует на зрителя, потрясает ею, забавляет или возмущает актер. Актер творит в настоящем. Культура слова и культура движения являются материалом актера. От актера зависит понимание роли, и, стало-быть, толкование пьесы. Если актер роли не понимает, если пьеса ему идеологически чужда и враждебна, то все благие намерения драматурга и режиссера окажутся бесплодной тратой сил.
Если актер не знает рабочего быта и пролетарской психологии, если он индивидуалист и мещанин, он никогда не сможет воспроизвести на сцене образ жизого рабочего-массовика или пролетарского революционера, как бы ни старался режиссер. Вместо вождя революции и комиссара у него всегда получается генерал, барин или интеллигент. Если актер человек мистически настроенный и убежденный противник материализма, то может ли он передать пафос величайшего в мире строительства безбожной человеческой культуры? Может ли изображать коммуниста мещанин, контрреволюционер и церковник?
 
ПАВЕЛ НОВИЦКИЙ.
 
Фр, Дельсарт,
ИЗ ЗАПИСНОЙ КНИЖКИ
Искусство должно приводить в действие пружины жиз склонять разум, убеждать сердце.

Чем выше восходит разум, тем проще становится речь.

Ритм - форма движения. Мелодия - то, что отличает. Гармония - то, что сочетает.

Нет ничего хуже, как жест, когда он не оправдан.

Лучший жест, может быть, тот, которого не замечают

Мы должны выражением нашего лица указать слушателям, дать им предчувствовать то слово и ту мысль, которые сейчас последуют. Надо, чтобы зритель был очарован пением, которого он еще не слышит, но которое угадывает.

Уверьте себя, что ваша аудитория состоит из глухих, наполовину из слепых, и что вы должны и тех и других в равной мере тронуть, заинтересовать, убедить. Надо, чтобы голосовые оттенки были мимикой для слепого, а мимика была голосовым оттенком для глухого.

Угроза сознательная,-от начальника к подчиненному, выражается движением головы сверху вниз.
Угроза беспомощная направляет голову снизу вверх.

Посмотрите на детей, когда они грозятся - "Я тебе
задам". 
Вопрос, который вы ставите, скрестив руки, всегда
носит характер угрозы.
   
Внешний жест, будучи лишь отражением внутреннего душевного движения, которое его порождает и руководит им. должен уступать ему в развитии.
Умейте дать больше того, что даете, но никогда не давайте больше того, что можете, ни даже все, что можете.

Когда два органа следуют одному направлению, они не могут двигаться одновременно, не оскорбляя закона противопоставления. Поэтому движения противоположные делайте одновременно, прямые (т. е. в одном направлении) - в последовательном порядке.

Не должно занимать публику своей личностью
Совать выражения всюду, куда попало, во что бы то ни стало, вот что нелепо.

Три центра в руке: плечо для выявления чувства; локоть, который приближается к телу в связи со смирением, а в связи с гордостью-отдаляется, рука-для выражения всего тонкого, умственного, изящного.

Только начальные формы движения - в силу значения центров отправления - ясны безошибочно и потому они только и действительно выразительны.

Динамическое богатство (т. е. богатство движения) является последствием числа суставов, приводимых в действие; чем меньше суставов в действии, тем ближе человек приближается к.кукле (очевидно, что здесь разумеется участие лишь тех суставов, которые имеют право участвовать в данном движении).
Давайте предчувствовать (позой, жестом, выражением лица) то, что хотите даже почувствовать.

Плохие актеры из кожи лезут, чтобы взволновать самих себя, самим себе устроить зрелище. Напротив, настоящие артисты позволяют своим жестам выдавать лишь десятую долю тех волнений, которые они изображают; они как будто скрываются от собеседника. Так можно взволновать аудиторию.
Тело - инструмент, актер - инструменталист.

Если не можете победить вашего недостатка, заставьте
псяюбить его.

Этим само собой, осуждаются попытки актеров подражать недостаткам больших артистов, -точно в недостатках корень их успеха. Если вообще подражание плохой учитель, то в этом случае оно прямо предатель. Цицерон говорит о красноречии Марка Антония: "Голос проникающий, правда несколько хриплый, но у него одного этот недостаток превращался в достоинство".

Голос дает два рода звука: обыкновенный и динамический. Как бы ни был силен голос, он должен быть ниже той силы, которая его оживляет.

Надо с силою произносить начальную согласную; в ней дух слова.

В связи с этим другой совет: надо с ясностью произносить собственные имена, в особенности, когда они в пьесе в первый раз упоминаются, и в особенности иностранные имена; надо четко и с первого же раза знакомить зрителя-слушателя с "лицами действия", и надо, чтобы он слышал,- не заставляйте его вслушиваться.

Никогда не следует сочетать движение с игрою лица.
Здесь разумеется один из законов телодвижения, который Дельсарт назвал первенством лица. При внезапных переменах, в силу этого первенства, лицо одно меняется. Так, вы перелистывали книгу, - вдруг что-нибудь ужасное: лицо изображает ужас, а пальцы замирают в позе. Перемены, вызываемые впечатлениями извне, отмечаются лицом.

"В искусстве нет нейтральных технических специалистов. Театральные художники по самой своей природе не могут быть аполитичными, идеологически безразличными интеллигентами. Театр-самое могущественное культурное орудие идеологического и психологического воздействия на массы. Если искусство должно быть главной силой, формирующей новую человеческую личность, то театру е этом процессе должно принадлежать первое место. Актеры должны быть проводниками пролетарской идеологии. Актеры не только должны уметь показывать и изображать нового человека, они сами должны быть ношми людьми^ самыми передовыми людьми эпохи пролетарской революции"
("О новом актере" ПАВЕЛ НОВИЦКИЙ).


jonder.ru © 2009. О театре.


Rambler's Top100